Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Дмитрий Ступка: “Очень скучаю по съемкам”

Дмитрий Ступка – наследник актерской династии Богдана Ступки и Остапа Ступки. С актером театра и кино мы обсудили то, что сейчас происходит в украинском кинематографе, как текущие события влияют на жизнь актеров, что нужно, чтобы украинское кино развивалось, какие мысли есть по поводу карьеры за рубежом и какие роли хотелось бы сыграть.

Дмитрий Ступка интервью сайт Хорошее кино kinowar.com

Расскажите о том, над чем Вы работаете сейчас в кино.

Из последних работ — в декабре месяце мы снимали «Гвардию», про Национальную гвардию Украины, про добровольцев, про АТО. Из нас, из молодых ребят, которые разные по статусу, по профессии, делают разведвзвод добровольцев, и мы попадаем в Нацгвардию. Главную роль играл Алексей Горбунов. Я исполнял роль молодого парня по провищу Дюк, из Одессы, который увидел все происходящие события и обманным путем убежал от мамы через окно («мама, там чайник кипит») в Киев на Майдан. Снимали первые четыре серии зимой. Было очень тяжело физически, поскольку я в армии не служил, а на съемках все было по-настоящему: настоящие бронежилеты, настоящее оружие (только с холостыми патронами), бегали в гору, снега по колено…

…а кто-то из ребят был с опытом службы?

Один был (но попросил не называть фамилию), он сам и актер, и доброволец; и он нас учил как правильно держать автомат, кувырки и прочее, как брать блокпост — в общем, он объяснял нам все, поскольку сам был не один день на войне.

Дмитрий Ступка интервью сайт Хорошее кино kinowar.com сериал Гвардия

Сейчас пауза, и мы должны, по идее (я разговаривал с режиссером), снять еще восемь серий осенью — конец августа-начало сентября.

Снялся еще у молодого режиссера в короткометражном фильме — триллер, ужасы, снимали три ночи…

… что-то вроде «Теней незабытых предков»?

Нет, там такая история — называется фильм «Манекен» — молодой парень приезжает и хочет сделать сюрприз девушке, сделать ей предложение, но не совсем из чистых побуждений — из-за денег. Девушка молодая, красивая, но у нее еще и отец богатый — подарил ему машину, парень целится на квартиру. Приезжает, дарит ей цветы, идет выпить кофе, закрытый супермаркет, и он слышит, как охранники общаются, мол, сняли какое-то видео. Он подходит к ним — что за видео? А в нем девушка его изменяет ему. И разозленный молодой человек идет к девушке разбираться. В общем, мистическая история про то, как в манекене было заключено зло, и оно захватило ум и девушки, и парня, которого я играю. Закрученный сюжет, посмотрим, что из этого выйдет.

Фильм выйдет на ТВ или в кинотеатрах?

Фильм выйдет в некоторых кинотеатрах, у режиссера есть договоренности. Кроме того, будут участия в фестивалях. Режиссер — Дмитрий Голембиовский, молодой парень из Житомира (съемки также были в Житомире). У него молодая команда, серьезная, сделали хороший свет, камеры Black Magic арендовали, хорошая подготовка. Это уже третья его короткометражная работа, и ему нравится в таком стиле, жанре снимать.

В целом, это все — сейчас достаточно тяжело снимать. У меня, например, слетело четыре проекта в России. Слетело еще до того, как началась полномасштабная война. Когда был Евромайдан, я прилетал в Россию, проходил пробы хорошо, но верхушка каналов меня не утверждала — мол, как это так, украинский актер будет играть российского персонажа. А в Украине сейчас почти ничего не снимается (снимается, но очень редко), поэтому пауза. Единственное, есть надежда на лето — Алексей Шапарев будет снимать «Цену свободы», и у меня там небольшая роль.

Кстати, вопрос по поводу сериала «Гвардия» и, в целом, по ситуации на рынке: сейчас есть определенный тренд, и даже законодательные решения по поводу исключения российских сериалов из эфира. В определенном смысле, для украинских сериалов это возможность заполнить эту нишу. Как Вы думаете, сможет ли национальный продукт занять место российских сериалов в эфире украинского ТВ или будут просто покупать больше европейского и западного продукта?

Я не знаю. Конечно, со своей стороны мне бы хотелось, чтобы мы начали больше снимать. Тем более, сейчас есть время забить место своим продуктом. Кто-то уже начинает это делать, но постепенно. Я бы не хотел, конечно, чтобы просто закупали чужое — нужно поднимать свое, нужно давать работу украинским режиссерам и артистам.

У меня вообще есть идея на полнометражный фильм. Это и социальная драма, и популярная сейчас (как и всегда, впрочем) тема коррупции. Но многое зависит от финансирования. Поэтому у нас с друзьями есть пара набросков, синопсис, идея, но мы в поиске денег. Но и тут может быть проблема: Алексей Шапарев, например, рассказывал, что у него есть половина суммы на фильм, но он боится рисковать и брать вторую половину, потому что не знает, что будет с курсом. Если ему сейчас дадут, скажем, 50 тысяч евро, то это будет одна сумма в гривне, а к тому моменту, как надо будет ее отдавать, это будет уже совсем другая сумма, если курс обмена поменяется. И поэтому он сильно рискует, и все сейчас находятся в таком подвешенном состоянии — никто не знает, что будет завтра. Боевые действия продолжаются, каждый день гибнет по 3-4 человека, и это только то, что мы знаем. Может, к сожалению, их гибнет гораздо больше. И может, Россия пойдет еще дальше. Они же собирают по-прежнему тяжелую технику рядом с Мариуполем. И может, они будут пытаться прорубить коридор к Крыму. Не хотелось бы, чтобы они начали куда-то двигаться, но этого никто не знает.

Если с Вашим проектом все сложится, и будут деньги — Вы сами кем в этом проекте будете выступать? Актером или режиссером, продюсером?

Идея основана на реальных событиях — есть и вымысел художественный, конечно, но в целом, по событиям реальным. У меня есть большое желание сниматься. Я бы мог, наверно, выступить и со-продюсером, но, в первую очередь, хочется сниматься в кино.

То есть, Вы решили, что раз кино снимается мало и ролей нет, нужно самому создавать кино и роли для себя?

Надо свое — почему нет (улыбается). Посмотрим. Есть идея, есть режиссер — опять же, Алексей Шапарев. Он просто умеет снимать кино, а я нет. Потому что это ведь сложно, быть режиссером — как поставить общий план, как такой план, снять все. Я об этом ничего не знаю, точнее, я знаю кое-что, но сам бы пока не брался. Я предложил режиссеру, показал синопсис, ему понравилось, у нас есть молодой сценарист, который по синопсису теперь сценарий пишет. Он говорит, что в этом есть что-то, давайте работать. Но, опять же — многое зависит от финансирования.

Дмитрий Ступка интервью сайту Хорошее кино kinowar.com

В связи с этим еще вопрос: украинский прокат довольно маленький. Поэтому если бюджет фильма занимает хоть сколько-нибудь значимую сумму, то отбить его…

… тяжело. Поэтому мы все-таки хотим снимать его на русском языке, чтобы можно было продать его в Казахстан, на другое постсоветское пространство.

То есть российский прокат Вы не рассматриваете? Думаете, что попросту не пустят?

Не знаю… Смотрите как было: сняли «Тени незабытых предков» с Любомиром (Левицким, режиссер фильма — прим. ред.), я его свел с Людмилой Сергеевной Кукобой, продюсером. Ей фильм понравился. Она сделала закрытый показ для дистрибьюторов российских, им тоже всем понравилось. Договорились уже о дубляже (в оригинале фильм на украинском языке — прим. ред.), хотели поменять название. Они пригласили московских актеров профессиональных, которые озвучивают все голливудские фильмы, и сделали дубляж. Заплатили всем деньги, очень профессионально все сделали. Но потом, со всей ситуацией с Майданом, несмотря на то, что уже была даже дата проката, они полностью все спустили на тормоза и сказали, что «бандеровское кино не пройдет». Так и сказали. Хотя какое там бандеровское, там же ничего такого нет…

… ну разве что, место действия — Карпаты.

Ну, разве что. Ну хорошо, ну поменяли бы, сказали бы, что это Румыния. Поэтому, в общем, есть нюансы. Конечно, хотелось бы зацепить этот рынок. Но для этого нужно, как минимум, приглашать русскую звезду. Или вообще подавать этот фильм не как украинский, а как польский или там белорусский. Или приглашать Данилу Козловского (смеется).

Дмитрий Ступка интервью сайт Хорошее кино kinowar.com Тени незабытых предков

Сейчас как раз выходит в прокат украинский фильм «Незламна», которая в российском прокате называется «Битва за Севастополь». Там снимается в главной роли российская актриса Юлия Пересильд. Правда, начали снимать это кино еще до всех событий на Майдане.

Да, и там актер в главной роли тоже русский (Евгений Цыганов — прим. ред.). Получается украинско-русский проект. Очень хорошо, что прокатом занимается 20th Century Fox, это большой шаг вперед для проекта. Команда фильма — очень большие молодцы. Если бы побольше таких картин было, а то, знаете, как у нас… Я снимался, потом перерыв на два года возник. Сняли «Тени незабытых предков», «Киевский торт», а потом тишина. Хоть бы в какой-то мыльной опере сняться. У нас так: то густо, то пусто. Был период, когда я снимался одновременно в пяти картинах. Мотался в Карпаты, в Питер, а потом тишина. Очень нестабильно все. Единственное, я скажу, что театр спасает. У меня в России есть товарищи, которые вообще в театре не работают. Говорят: «Зачем? Там какая-то дедовщина, какие-то интриги. Я себе спокойно снимаюсь, проект за проектом». И их постоянно приглашают, у них конвейер. Актер ведь должен играть.

Очень жаль, что вообще такая ситуация сложилась. У меня сорвалось в России несколько проектов. Меня уже утверждали на роль, продюсеры созванивались, говорили, что я нужен, договаривались, чтобы я вырвался на три месяца под проект; или, например, отбирали по фотографиям на роль, прилетал в Питер, проходил пробы, режиссер отлично мне подыгрывал, он переодевался в милиционера, я надевал форму милиционера, утверждали на роль, а потом звонят с НТВ и говорят, что в связи с политической ситуацией нельзя меня брать. И так все сорвалось. А в Украине в это время ничего не снимается. Да еще и ходят слухи, что на одном из каналов мы с папой вообще в черном списке. Хотя непонятно, что и кому мы сделали.

Странно. Индустрия не настолько развита, чтобы кого-то «топить».

Да, я поражаюсь этому. Вроде бы я не последний актер, и читаю отзывы положительные на таких форумах не массовых, где не будут писать что-то ангажированное, а в то же время узнаю от знакомых, что на роли моего типажа приглашают ребят молодых, а меня — а я не дорогой вовсе актер — не приглашают, даже не звонят. Вот что обидно. С детских лет в театре, в кино снимался, а тут из-за каких-то козней не хотят приглашать.

В такой ситуации, если пригласят в российский проект — я так понимаю, что Вы будете участвовать? Потому что лучше сниматься в России, чем не сниматься в принципе?

Вы знаете, это двусторонний вопрос. С одной стороны, сниматься очень хочется. С другой стороны, не хотелось бы еще больше разжигать. Понимаете, если бы я был просто Иванов-Петров и поехал бы втихаря сниматься — может, все бы и прошло без проблем. Но громкая фамилия, журналистам только дай эту тему — они сразу же ее раздуют до скандала. Например, есть актер Виталий Салий, из театра драмы и комедии на Левом берегу, он встречается с девушкой из Питера — он ездит к ней, она к нему. Так что вы думаете, звонили анонимно в театр, мол, тут есть у вас такой, встречается с россиянкой, если не прекратится, то будем срывать спектакли. Не знаю, кто это делал, но было такое. Поэтому сложно сказать. Конечно, плохо, когда искусство приравнивается к политике. Искусство существует вне политики, я так считал и всегда буду считать. И если сняться в какой-то нейтральной романтической комедии, которая вообще не про войну, а про любовь — почему не принять участие?

Если поступит такое предложение — примете?

Вот не знаю. Буду советоваться с родителями, с друзьями. Не могу сказать. Но явно в каких-то военных историях принимать участие не буду.

Что для Вас важнее и интереснее – театр или кино?

Театр для меня, конечно, как дом родной. Все детство мое прошло здесь, закулисный ребенок. Театр — это духовная пища. А кино — это еще и возможность заработать деньги. Потому что деньги нужны всем. Заплатить за квартиру, банально. Вообще, я очень люблю сниматься в кино, потому что в театре на сцене ты живешь здесь и сейчас. А в кино можно что-то доделать, переснять. Кроме того, это динамика, взрывы, спортивные машины… я даже не знаю, как это передать, но это круто. Бывает тяжело, как, например, в «Гвардии» – намерзлись, набегались. Но все равно, это здорово. Поэтому я не могу так просто взять и разделить театр и кино — для меня и то, и другое очень важно. Но кино — это еще и способ зарабатывания денег, особенно сейчас, когда из-за курса театральные зарплаты очень сильно уменьшились.

То есть, сейчас нет кино — значит, нет денег.

Да, так и есть. У моей девушки недавно под домом разобрали бампер на машине. Охранник спал, ничего не видел. Позвонил на станцию — за две пластмассовые штучки для бампера нужно заплатить 16 тысяч гривен. Это два месяца работы в театре. Так она у меня в гараже сейчас и стоит. Поэтому, нет кино — нет денег. Есть какие-то подработки, но у людей сейчас денег нет в принципе, поэтому большинство приглашений — бесплатно. Сняться в короткометражке — бесплатно, мероприятие провести — бесплатно, социальный проект для деток, в спектакле сыграть — бесплатно. А реальной работы — ее почти нет.

Были ли в этой связи мысли о том, чтобы уехать работать (сниматься, играть в театре) в США или Европу, на какой-то более развитый рынок?

Пока нет. Во-первых, для этого нужны финансы хоть какие-то, которых нет. Во-вторых, это не так просто, нужно знать язык безупречно. Поэтому, конечно, хотелось бы попробовать, пожить в этой среде, но это все выливается в финансовый вопрос. Я занимаюсь сейчас английским здесь, если получится, то в летний отпуск я поеду учить его в Штаты. У меня там много друзей. Потому что, в любом случае, английский нужен и для Европы — у меня есть агент, у него есть выходы на Польшу, Болгарию, и там язык тоже важно знать.

В США, насколько я знаю, не занимаются озвучкой — там пишут чистый звук прямо со съемки. Поэтому говорить нужно без акцента с правильным произношением. И это все довольно сложно. Даже когда дедушка снимался в польских фильмах (он знал польский язык более-менее), его так дотошно настраивали, все эти «жчи, пщи», что он говорил мне «Дима, не поверишь, сидел до пяти утра» – съемка в семь утра, а он до пяти сидел и начитывал, как правильно все произносить. Поэтому, это не так просто. Но, конечно, нужно двигаться в этом направлении.

Просто мы смотрим на Арнольда Шварценеггера, который до сих пор говорит с ужасным акцентом, и кажется, что это просто.

Да, но говорят, что они очень жестко к этому относятся. Хотя да, и Шварценеггер, и Кристоф Вальц, который недавно Оскар получил — он же тоже австриец. У него произношение лучше, конечно, но тоже ведь акцент есть немецкий, там же жесткая речь, «хащ-хащ» (смеется).

Поскольку вспомнили деда, не можем не спросить — актерская слава деда и отца, она больше помогает или мешает в работе и карьере?

50/50. Такого, чтобы мне сказали, что меня взяли на роль, потому что я внук Богдана Ступки — такого не было. С другой стороны, были примеры, когда меня из-за фамилии не приглашали на пробы. Меня или отца.

Дмитрий Ступка интервью сайт Хорошее кино kinowar.com Богдан, Остап, Дмитрий Ступки

Не секрет, что иногда съемки в ТВ-программах приносят большую популярность, чем роли в украинском кино и, тем более, работа в театре. Вы участвовали в проекте “Страсти на паркете”. Стали после этого узнавать на улице чаще?

Вы правы, это действительно так. В телешоу люди, часто даже непонятно, кто это, не будем называть фамилий, но, в общем, «охотницы за кошельками», попадают и сразу же становятся «звездами». Так что, что-то в этом есть, Вы правы.

Снимали «Касту», сериалити этот, на реальных событиях — молодежь на улице подходила «Ой, да это же Вы, из «Касты»». Они, может, даже и не знают, кто я и что я, где я снимаюсь, и в каком театре играю, но узнают меня по этому шоу, сериалити.

Не обидно?

Да нет.

Может, возникали мысли стать ведущим на ТВ?

Везде нужно иметь навыки, это не так просто. Для ведущего должен быть хорошо подвешен язык, опыт должен быть — нельзя просто так встать и вести программу.

Помимо, очевидно, Вашего деда и отца, какие у Вас есть ориентиры в актерской профессии?

В первую очередь, для меня это был дедушка. Я всегда следил за его игрой и всегда на него равнялся, с детства присутствовал и на съемках, и на театральных репетициях.

Если говорить о мировых актерах, то мне нравится Джонни Депп, Де Ниро, Ди Каприо. За ними очень интересно наблюдать. Есть масса других, но это те, которые мне очень нравятся.

Две достаточно резонансные украинские премьеры последнего времени — «Племя» и «Поводырь». Удалось посмотреть?

Да, я видел оба фильма. Вы знаете, мне очень нравится, что у нас в принципе снимается хоть какое-то кино. «Племя» собрал очень много наград. Я когда его посмотрел, мне показалось, что я сам оглох. Фильм меня очень впечатлил. Очень хорошая операторская работа. Вообще, как продукт, как кино — классно сделано. Звуковики, вся команда — все поработали на славу. Но некоторые сцены очень жесткие — мурашки на всех интимных местах были. Мне, почему-то, напомнило фильм Пазолини «Сало, или 120 дней Содома». Хотя, говорят, что все эти сцены режиссер снимал по-настоящему. То есть он так сумел все это передать — режиссер, Слабошпицкий — что кажется, что это все по-настоящему.

И «Поводырь» я смотрел, тоже хорошее кино.

Хотелось бы принять участие в таком кино?

Ну, в «Поводыре» я бы с удовольствием снялся. Мне вообще нравятся исторические фильмы. Костюмы, лошади, походку придумываешь себе, можно столько всего придумать. Разное кино нравится. Я очень скучаю по съемочному процессу. Лишь это все скорее закрутилось, потому что обидно, что вообще сложилась такая ситуация сейчас. И за Крым обидно, и вообще. Я родился еще в СССР, но я так рос и меня так воспитывали, что Крым — это Украина. Какой там Севастополь город русских моряков — меня это не интересует, я знаю, что Крым украинский, мы его выстроили и все было хорошо, и так просто внаглую его взять и отобрать, потому что власть поменялась… ну, это просто ужасный поступок. Это все равно, что забрать у младшего брата игрушку, в переносном смысле. Поэтому, все это печально. От этого страдают, в первую очередь, люди. Друзья ссорятся, родные, работы стало меньше. Хочется, чтобы быстрее все это восстановилось. И хочется, чтобы кино наше восстановилось.

Стандартный вопрос: есть ли у Вас роль мечты? (Чаще называют Гамлета).

Ну вот, кстати, «Гамлета» мы хотим ставить как антрепризу. Режиссер — Валентин Никитович Делинде. И мы хотим ездить с этим спектаклям по разным странам — украинская диаспора в Канаде, в США.

А в кино… В кино мне бы хотелось сыграть Ромео. Я играл Ромео в театре и у меня довольно-таки неплохо получалось. И это было бы классно.Тем более, я еще не так старо выгляжу.

По стопам Ди Каприо, получается.

Да (улыбается). Просто он молодой, энергичный пацан, я все это понимаю, я вижу, как это происходит. А вообще, мне нравятся очень разные роли — вот, жаль только, что сейчас особо выбирать не приходится.

24 марта 2015 года

 

Использование материалов возможно только с разрешения редакции сайта. Полная перепечатка запрещена.