Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 2 (The Hunger Games: Mockingjay – Part 2)

Завершилась еще одна подростковая франшиза – антиутопия «Голодные игры» по одноименному циклу романов Сьюзен Коллинз. Но подростковая ли? Уже на первом фильме стало очевидным, что сравнение с «Сумерками» неуместно. «Дивергент», вышедший позже, оказался блеклым и не особо смышленым подобием. Из так называемого «Оруэлла для тинейджеров» «Голодные игры» в итоге выросли в нечто большее, взрослое и наболевшее, настолько реалистичное и актуальное, что ком в горле перекрыл и кислород, и критиканский цинизм.

При всем нежелании смешивать кинематограф с политикой в случае «Сойки-пересмешницы» избежать параллелей с насущной действительностью решительно невозможно. С тех пор как в стране случилась революция, а после война, многие украинские киножурналисты, подчас маниакально, отыскивали аналогии едва ли не в каждом прокатном фильме, причем даже там, где сходством не пахло, не дуло, не грезилось. Однако третий фильм «Голодных игр» и впрямь оказался историей, дословно списанной с нас, настолько буквально, что страшно. Выход первой части «Сойки-пересмешницы» совпал с Майданом, и на экране развернулась революция: восстание дистриктов против Капитолия, пропаганда, агитки, лживые телеролики, зомбирующие измученный народ с обеих сторон баррикад. Премьера второй части совпала с войной на Донбассе, и на экране развернулась гражданская и информационная война: грязные политические игры, все те же лицемерные медиа, манипуляции, человеческая мясорубка, в которой оба воюющих лагеря – марионетки в руках кукловодов, жаждущих единоличной неограниченной власти.

Финальные «Голодные игры», впрочем, как и вся франшиза, – однозначно качественный продукт и в техническом плане, и в драматургическом. Дженнифер Лоуренс в очередной раз поражает естественностью и органичностью, причем неважно, поет она или стреляет из лука, целует или убивает, бледна и растрепана или же в блестках и накладных ресницах. Актриса от всей души надрывается в самом положительном значении слова и «горит», будто участвует не в кассовой подростковой фантастике, а в исторической драме, основанной на подлинных кровавых событиях, где схалтурить – значит наплевать на чью-то реальную жизнь или смерть.

Кому не хватило эпичности в предыдущей части – нате пожалуйста масштабную сцену с цунами из токсичной нефти. Кому не хватило ужасов – вот вам мутанты из подземелья. Кому не хватило страстей любовного треугольника – здесь они в каждом взгляде, слове, касании (вот только «горящей» во всех смыслах Лоуренс, увы, достались потухшие деревянные партнеры). Кому не хватило тиранической ухмылки президента Сноу – тут она во всей своей кровоточащей красе (Сноу, напомним, болен метафоричной болезнью, из-за которой его рот наполняется собственной кровью, фигурально – кровью Панема, которую президент пьет из подневольного страждущего народа). Кому не хватило «Игры престолов» – на сей раз лиц из сериала еще больше. Кому не хватает прекрасного актера Филипа Сеймура Хоффмана – здесь самые последние кадры с ним.

Но все перечисленные достоинства ленты меркнут в сравнении с ее злободневностью. «Сойка-пересмешница» откровенно цитируют нас, и от этих цитат по коже ползут токсичные термиты. «У всех нас один враг. Он развращает все и вся. Стравливает нас друг с другом. Сегодня вам надо нацелить свои оружия на Капитолий!» – призывает Катнисс. Когда же она говорит, что устала убивать, что больше не может смотреть, как брат идет на брата, – кажется, что граница между кино и реальностью стирается начисто. «Убить можно кого угодно. Даже президента», – лукаво заявляет Джоанна (Джена Мэлоун). Нам бы ее уверенность и магию кинематографа.

(Эпизод, где Катнисс заходит в опустевшую роскошную резиденцию Сноу, только у ленивого или слепого не вызовет ассоциацию с «Межигорьем»).

Война – то же самое шоу, с прописанным сценарием, продюсерами, политтехнологами и имиджмейкерами. Поэтому в заключительной части нас приветствуют «76-е Голодные игры». Начитанная Сьюзен Коллинз (которой Стефани Майер – не ровня и даже не подметка) цитирует (возможно, не осознанно, но тем не менее) не только Оруэлла, основоположника антиутопии, но и других, не менее эталонных представителей жанра. В частности, пьесу-притчу Евгения Шварца «Дракон», блестяще экранизированную Марком Захаровым. Победить дракона невозможно, потому что победитель сам становится новым тираном, и это замкнутый круг. Вот только коммерческая, да еще и подростковая франшиза слишком зависима от канонов, так что выпущенная из лука стрела, уже однажды нарушившая сценарий и пробившая купол, разрывает порочный круг. На экране. А в жизни?..

Анастасия Лях

голодные игры финал кадр 1

голодные игры финал кадр 2

голодные игры финал кадр 3

голодные игры финал кадр 4

голодные игры финал кадр 5

голодные игры финал кадр 6

Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 2 (The Hunger Games: Mockingjay – Part 2)

2015 год, США

Продюсеры: Нина Джейкобсон, Джон Килик, Сьюзен Коллинз

Режиссер: Френсис Лоуренс

Сценарий: Сьюзен Коллинз, Питер Крэйг, Дэнни Стронг

В ролях: Дженнифер Лоуренс, Джош Хатчерсон, Лиам Хемсворт, Вуди Харрельсон, Дональд Сазерленд, Филип Сеймур Хоффман, Джулианна Мур, Сэм Клафлин, Элизабет Бэнкс, Джена Мэлоун, Натали Дормер, Стэнли Туччи

Оператор: Джо Уиллемс

Композитор: Джеймс Ньютон Ховард

Длительность: 137 минут/ 02:17