Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Дюнкерк (Dunkirk)

Вся западная пресса уже написала, что «Дюнкерк» – лучший фильм Кристофера Нолана, лучший фильм года и потенциальный номинант (а то и обладатель «Оскара»), что подобной мощи и убедительности не было на большом экране со времен «Титаника», что лента становится в один ряд с крупнейшими военными полотнами, такими, как «Письма с Иводзимы» Иствуда и «Спасти рядового Райана» Спилберга.

Пока сложно сказать со стопроцентной уверенностью, что картина окажется в главной номинации. Но оператор Хойте ван Хойтема, композитор Ханс Циммер и мастера спецэффектов попадут в оскаровскую гонку наверняка.

«Дюнкерк» – действительно сильное, грандиозное, выверенное кино. Но главное – непохожее ни на один другой военный фильм. Да и в принципе не являющееся военным фильмом.

В основе сюжета – так называемая Дюнкерская операция, длившаяся одну неделю. Действие разворачивается в мае-июне 1940 года, в самом начале Второй мировой войны. Место событий – французский портовый город Дюнкерк на берегу пролива Ла-Манш. 400 000 английских, французских и бельгийских солдат оказываются в ловушке на береговой полосе, зажатые силами противника: позади – немцы, впереди – море. Со стороны оккупированного города идет пальба. С неба атакует бомбардировщик. Эсминцы не могут причалить из-за риска сесть на мель. Черчилль отдает приказ эвакуировать только британских солдат, 30-45 000 максимум. Кажется, спасать людей некому… Но на призыв о помощи откликаются гражданские судна и частные рыболовные шлюпки, преимущественно из портового города Дувр, ближайшего британского населенного пункта. Тем временем несколько истребителей пытаются сбить бомбардировщик.

Кристофер Нолан, который никогда не снимал военные фильмы, не собирался делать этого и сейчас. Похоже, что он сперва задумал концепцию массовой западни, безвыходной ситуации, сводящих с ума тисков, страха и паники, желания убежать, когда бежать некуда…, а уже потом понял, что в эту концепцию идеально вписывается Дюнкерская операция. На этот раз он сам написал сценарий, без помощи брата (Джонатан был занят сериалом «Мир Дикого Запада»), и этот сценарий получился технически безупречным.

Важно с самого начала понять непростую структуру картины, в которой время идет нелинейно, а происходящее показывается с трех ракурсов: воздуха, суши и моря. То, что пережили солдаты на берегу, длилось неделю, поэтому этот ракурс укладывается именно в такой временной отрезок. Помощь рыболовных судов показана на примере маленькой шлюпки героя Марка Райлэнса, потерявшего в первые недели войны старшего сына, которому понадобился день, чтобы собраться и доплыть до Дюнкерка, поэтому ракурс с моря укладывается в один день. Воздух представлен двумя истребителями (пилотов играют Том Харди и Джек Лауден), у которых топлива на один час полета, поэтому этот ракурс укладывается в один час.

Главным героем очень условно является персонаж 20-летнего Фионна Уайтхеда, которого мы видим посреди озаренного солнцем города в самом начале и посреди грохочущей стрельбы. «Беги домой, счастливого пути!» – кричат ему отстреливающиеся французы. И парень выбегает на пляж, где уже выстроились километровые очереди на эсминец. «В этой очереди только гренадеры, ты – гренадер?» – отпихивает паренька «отборный пехотинец». И герой понимает, что единственный вариант попасть на эсминец – пронести туда раненного.

В фильме предельно мало диалогов. Условный главный герой и вовсе произносит две или три реплики. Страх и обреченность парализуют настолько, что персонажи на пляже практически немеют и либо молча и быстро что-нибудь предпринимают, либо, лишившись сил и идей, сидят на белом песке и устало глядят, смирившись с необратимой погибелью. Один из лучших кадров – трое голодных, обветренных, измученных жаждой солдат на песке, сидящих друг за другом и глядящих в одном направлении – направлении дома, который так близко, но до которого невозможно добраться (в этом контексте «Дюнкерк» созвучен с «Гравитацией» Куарона, героине которой, застрявшей в открытом космосе, казалось, что до Земли можно дотянуться рукой, но в действительности путь домой оказался самым сложным испытанием в ее жизни). Причем Нолан заставляет своих героев проходить один и тот же путь снова и снова, возвращаясь в исходную точку. Они будто морские раковины, жаждущие нырнуть в спасительную прохладную воду, но раз за разом выносимые волной обратно на смертоносный берег, под испепеляющее солнце. Будто морская пена, которую выплюнула волна, растрепал ветер, впитала песчаная почва.

«От этого не убежать, сынок», – говорит персонаж Марка Райлэнса герою Киллиана Мерфи, которого после чудесного спасения ждет возвращение в пекло.

Никогда еще пляж в реалистичном кино не был похожим на ад. Или пустыню из постапокалиптической фантастики.

Оператор снимает так, чтобы зритель почувствовал себя и на море, и на суше, и в воздухе; чтобы сам стал пилотом вращающегося истребителя, чтобы закружилась голова, чтобы размылась линия горизонта и небо слилось с водой. Композитор создает не музыкальное сопровождение, но именно звуковое, громкое, дискомфортное, очень тревожное. А техники доводят звук до такого уровня близости и правдоподобности, чтобы вздрагивал каждый мускул и нерв.

Нолан намеренно не приглашал больших голливудских звезд, не снял ни одного американского актера. Конечно же, позвал любимчиков Харди и Мерфи (причем первый практически все время скрыт за маской пилота). Позвал доброго, интеллигентного Марка Райлэнса, который всех покорил после «Шпионского моста». Позвал Кеннета Брану, потому что нужен был авторитет для образа адмирала. Но роли простых солдат, загнанных в угол и ужас, исполнили совсем молодые, преимущественно театральные актеры, неизвестные широкой публике (не считая, ясное дело, Гарри Стайлза, участника британской группы One Direction). Юные, субтильные, хрупкие, испуганные, они выглядят совсем мальчиками, совсем детьми на фоне размашистых габаритов созданной человеческими руками преисподней.

Нолан не углубляется в характеры. Почти не использует имена и фамилии. Имен у героев либо нет вовсе, либо на них не акцентируется внимание, либо имя, которое они себе присвоили, не их родное, а доставшееся случайно (как в случае с одним французским солдатом, который надел форму погибшего англичанина, чтобы иметь шанс убежать).

Война здесь не похожа на войну в привычном понимании слова. В сценарии целенаправленно нет ни одного немца. Нам не показывают даже их схематичные образы: форму, каски, автоматы. Мы не слышим немецкую речь. Нолана категорически не интересует враг и не интересует победа. Наоборот, его заботит побег от войны. И в этом суровом и в то же время пристыженном мужском мире нет места женщинам (благо, в сюжете нет ни невест, ожидающих воюющих женихов дома, ни привлекательных медсестер).

Нолан нивелирует понятие трусость и утверждает, что страх – это не преступление. Спасенная жизнь – как собственная, так и чужая – важнее любой победы. Именно поэтому герой Гарри Стайлза, который больше всего боится позора и ослеплен этим страхом бесчестия, приняв плед и еду от слепого старика, не понимает, что тот слеп: «Старик даже в глаза нам не смотрит». И именно поэтому Нолан, собственно, и вводит в одну из финальных сцен персонаж незрячего старца, который не видит во взгляде солдат смущения и стыда, но «видит» тысячи спасенных жизней.

Анастасия Лях

дюнкерк кадр 1

дюнкерк кадр 2

дюнкерк кадр 3

дюнкерк кадр 4

дюнкерк кадр 5

дюнкерк кадр 6

дюнкерк кадр 7

дюнкерк кадр 8

Дюнкерк (Dunkirk)

2017 год, Великобритания/ США/ Франция/ Нидерланды

Продюсеры: Кристофер Нолан, Эмма Томас

Режиссер: Кристофер Нолан

Сценарий: Кристофер Нолан

В ролях: Фионн Уайтхед, Том Глинн-Карни, Джек Лауден, Гарри Стайлз, Анейрин Барнард, Джеймс Д’Арси, Барри Кеоган, Кеннет Брана, Киллиан Мёрфи, Марк Райлэнс, Том Харди

Оператор: Хойте ван Хойтема

Композитор: Ханс Циммер

Длительность: 106 минут/ 01:46