Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Межа (THE LINE)

Если раньше фильмы отечественного производства если и доводилось хвалить, то непременно с оговорками, мол, «неплохо, как для украинского кино» или «хорошо, что начали снимать свое, а хорошо снимать научимся со временем», то теперь наконец-то есть картина, которая заслуживает похвалы без всяких сносок; чистосердечной, объективной похвалы.

При этом «Межа», получившая в Карловых Варах приз за режиссуру и удостоенная чести представлять Словакию на «Оскаре», – не артхаус, не заточенный под фестивали претенциозный концепт, не специфическое авторское видение (на данной стезе мы почти богаты, как минимум «Племенем» и «Уровнем черного»), а совершенно зрительское, жанровое муви, способное охватить максимальную взрослую аудиторию.

Единственное сожаление, что этот украино-словацкий проект, основанный на реальных событиях, куда больше словацкий, нежели украинский. У нас пока ни жанровых режиссеров такого уровня нет, ни операторов. Но так или иначе мы поучаствовали и в продюсировании, и в кастинге. И так или иначе, по словам продюсера Андрея Ермака, это первый украинский (пусть даже меньше чем наполовину) фильм с широким международным прокатом.

На днях ленту показали в рамках события «Молодость. Пролог», а 16 ноября ее можно будет увидеть в кинотеатрах.

Действие разворачивается в 2007 году, за несколько месяцев до того, как Словакия вступит в Шенгенскую зону, то есть присоединится к странам ЕС, которые отменили между собой пограничный контроль. Чиновники с телеэкранов вещают о том, как прекрасен и близок путь в Европу, а на украино-словацкой границе тем временем вовсю цветет и пахнет контрабанда: сигарет, наркотиков, людей… Не без участия, конечно же, коррумпированной пограничной службы.

В центре сюжета – словак Адам Крайняк и его семья: мать, жена и дочери. Адам – одно из звеньев контрабандной цепи, и он хоть и преступник, но строго придерживается определенных моральных принципов. Поэтому когда участник процесса с украинской стороны, криминальный авторитет и местечковый наркобарон Крулл использует людей Адама для контрабанды дури, тот прямо заявляет о нежелании ввязываться в такое «сотрудничество». И с этого момента у героя начинаются проблемы.

Да, протагонист здесь – словак (к слову, чертовски брутальный, харизматичный и вместе с тем вызывающий стопроцентную эмпатию; железный стержень истории), а антагонист – украинец (прикипевший к паханскому злодейскому амплуа Станислав Боклан, относительно недавно исполнивший точно такую же роль в боксерской драме «Правило боя»). Но это не тот случай, где грань между хорошими и плохими прочерчена густой, жирной линией. Здесь все нарушают закон и все имеют на то причины: кровные узы, семейные ценности, сытое будущее для детей.

«Ты же понимаешь, я должен был это сделать! Но мы все равно семья, мы все – одна семья», – кричит Адам после того, как с целью разговорить отрезал палец одному из своих пособников. Семья в этой истории – ключ к каждому из персонажей. Адам не может запятнать руки и совесть продажей наркотиков именно потому, что он – муж и отец и, видимо, склонен нести ответственность за каждого пристрастившегося подростка, которому не светит светлое будущее. Это черта, которую он никогда не переступит. Его лучший друг Йона наоборот, готов переступить, готов пойти на предательство, и опять же именно потому, что он – муж и отец, а неприспособленный к жестким условиям сын чахнет в тюрьме, и каждый день для него может стать последним. И даже Крулл раскрывается с иной стороны в единственной «одомашнивающей», очеловечивающей сцене: он – единственный родитель, наблюдающий с трибуны за рядовым школьным футбольным матчем или даже за простой тренировкой, потому что там, на поле, его сын, а сын – самое важное в жизни. И нет для него вообще никаких границ, есть только плоть и кровь.

Далеко не последнее место в сюжете отводится женщинам. Казалось бы, жены героев играют придаточную, подневольную роль. Как и старшая дочь Адама, которая, стремясь к простому женскому счастью, оказывается случайной жертвой сложившихся обстоятельств. И даже пожилая властная мать Крайняка, эдакая крестная мать мафии, строгая, самоуправная, твердая, почтенная, авторитетная, отличающаяся особым криминальным аристократизмом, в итоге ничего не решает. Но в конечном счете только женщины и остаются, только они продолжают жить, вернее не так, только они начинают новую жизнь.

Пожалуй, самое неожиданное в этой картине – ее комедийная составляющая, причем очень яркая и выразительная. За почти сицилийскими семейными скрепами в лучших традициях гангстерской драмы и приграничными махинациями в духе боевиков про американо-мексиканскую границу следует едва ли не фарс. К примеру, в той сцене, где влюбившийся в дочку Адама нежный и женственный юноша читает потенциальному тестю стихи, в то время как за дверью вопит пострадавший на «допросе» с отрезанным пальцем.

Собственно, поэзия и фарс соседствуют тут не единожды. Внезапно, в преддверии страшной расплаты, на стене оживают нарисованные подсолнухи, символизирующие то ли последний луч солнца, то ли стремление к благополучию, обернувшееся трагедией. А чуть погодя из биотуалета, скрывшего под собой прорытый под кордоном тоннель, один за другим выбегают контрабандные нелегалы.

Черта – это линия между почвой и пропастью: вот ты стоишь, чувствуешь землю ногами, но стоит сделать одно лишь движение в неправильном направлении – все сиюминутно рухнет. Подобно тому бесконечно красивому, живописному и смертельно опасному закарпатскому озеру, где мель от бездны отделяет шаг.

Анастасия Лях

1

2

3

4

5

6

7

8

Межа (The Line)

2017 год, Словакия/ Украина

Продюсеры: Ванда Адамик Грицова, Андрей Ермак

Режиссер: Петер Бебьяк

Сценарий: Петер Балько

В ролях: Томаш Машталир, Емилия Вашариова, Зузана Фиалова, Станислав Боклан, Евгений Либезнюк, Александр Пискунов, Римма Зюбина, Кристина Канатова

Операторы: Мартин Зиаран, Лукас Терен

Композитор: Славомир Солович

Длительность: 115 минут/ 01:55