Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Сталинград

У нас на сайте есть рубрика “Лучшие фильмы о войне”, которую мы планируем регулярно пополнять. Так вот, фильм Федора Бондарчука “Сталинград” в нее не попадет.

Сразу отметим, что дело тут не в том, что ругать Бондарчука и Михалкова в интернете модно. Мы вообще стараемся не вешать ярлыков и судить по результату. У Михалкова-режиссера есть гениальные картины, а есть откровенные неудачи. У Федора Бондарчука есть хороший фильм “Девятая рота”, спорный, даже ближе к неудачному, “Обитаемый остров” и “Сталинград”. Который мы считаем крайне слабым.

Отметем сразу и идеологическую составляющую. Российской идеологии нужен героический образ российского народа на все времена; Украине, Беларуси, Молдове и другим странам бывшего Союза нужно, чтобы восприятие общего вклада в победу было адекватным, а на былой славе советской армии и советского народа, отстоявших страну, не строились псевдо-патриотические теории об империи и необходимости ее возврата; США и Европе вообще все равно, что происходит в фильме с точки зрения идеологии – им подавай интересное кино с красивой картинкой. Это очевидно, а потому сосредоточимся на художественной ценности фильма.

Хоть отзыв будет и разгромным, начнем с того хорошего, что есть. Во-первых, чуть выйдя за рамки художественного вопроса, констатируем факт – “Сталинград” стал самым кассовым фильмом постсоветской России. При бюджете в 30 миллионов долларов он собрал 68 миллионов. То, что не отнять у Бондарчука – он умеет продвигать свои фильмы, что также крайне важно. Поклон также и одному из продюсеров фильма – Александру Роднянскому. Этот человек знает, как делать большие проекты.

Второе – серьезная работа по технической стороне вопроса. Как ни крути, это то из-за чего постсоветское кино отставало от западного на парсек. До совсем недавнего времени словосочетания “российский боевик” или “украинский блокбастер” было стыдно произносить. Не было фактуры – машины нормально не взрывались, падение самолета было просто невозможно изобразить, да что там говорить – из пистолета для кинопроизводства было убивать слишком дорого, поэтому, если это было возможно,  убивали ножом. Так и дешевле, и смотрится правдоподобнее. Фильмы Бондарчука в этом плане стали серьезным прорывом – взрывы, стрельба, крушения самолетов и техники смотрятся на общепринятом мировом уровне. Визуальные эффекты, грим, операторская работа вопросов теперь не вызывают. И это хорошо.

Но с этого момента начинается и “плохо”. Потому что когда зритель не воспринимает технические достижения как нечто невероятное, то он сразу же обращается к художественной стороне вопроса. А там в “Сталинграде” все очень плохо. Попробуем не распинать создателей фильма и не тыкать носом в каждое несоответствие или сценарную недоработку. Разберемся в причинах.

Главная причина неудачного кино “Сталинград” лежит, по нашему скромному мнению, в попытке применить голливудскую схему построения фильмов о войне. В этой схеме масштабную драму миллионов показывают через историю одного человека (или группы людей). Японцы бомбят Перл-Харбор, а на этом фоне у Бена Аффлека история любви. Война во Вьетнаме забирает тысячи жизней, а Мела Гибсона ждет дома и не находит себе места Мэделин Стоу. Эта схема верная, поскольку война, при всей ее трагичности – нечто обезличенное, сложно сопереживать чему-то большому и глобальному. А драме конкретного человека зрители сопереживают. Этот механизм в чем-то похож на грустную цитату “Смерть одного – трагедия, смерть тысяч – статистика”. Но создатели “Сталинграда”, разыгрывая трагедию группы людей, совершенно забыли показать трагедию миллионов. Ее в фильме просто нет. Масштабность сталинградской битвы где-то за скобками. Такое ощущение, что Бондарчук говорит нам: “Вы и так прекрасно знаете, что сталинградская битва – это было ужасное побоище с множеством смертей, зачем я буду об этом рассказывать? Вот, посмотрите лучше, как в отдельно взятом доме отбивались от немецкой армии несколько солдат и одна девушка”. Это совершенно не работает, общую картину военного Сталинграда зритель себе вынужден представлять самостоятельно. В сталинградской битве погибло по разным оценкам от двух с половиной до трех миллионов человек. Что-то говорит об этом в обсуждаемом нами фильме? Даже в закадровом тексте об этом ничего. Мы не буквоеды, нам не требуется доскональное приведение всех исторических деталей. Просто масштаб трагедии абсолютно утерян. На экране просто очередной эпизод войны, вся драма которого заключается в том, что “вот, есть мирное население, есть солдаты с обеих сторон, время от времени те и другие умирают – вам должно быть очень грустно на это смотреть и вы должны преисполниться патриотизма”.

От этого идут и все остальные проблемы. Попытка показать сторону противника более человечной (если цель была именно такая – полностью мы не уверены) также провалена. Намерение благое: слабая сторона советских фильмов о войне – изображение немецкой армии и ее руководства тупыми однообразными единицами без души и биографии. Да, это армия фашистов – но фашистом никто не рождается, фашистами становятся. Обычно в советской кинематографии никак не отображен процесс эволюции немецкого соладата или офицера из одного состояния в другое. По сути, первая попытка показать думающего немецкого офицера произошла в “Семнадцати мгновениях весны”. До того у зрителя, хочешь-не хочешь, закрадывалась предательская по меркам советской идеологии мысль “как они вообще продвинулись так далеко, если повально были такими идиотами”. Однако, в “Сталинграде” душевные терзания немецкого капитана Кана совершенно непонятны. Согласимся с тем, что на войне нет черного и белого, что есть множество полутонов, оттого и мечется Кан из стороны в сторону. Но что этим хотели показать – непонятно. Для сравнения можете взять образ Амона Гёта, которого в “Списке Шиндлера” играет Ральф Файнс. Вот где сложность восприятия ситуации и вот где настоящие терзания. Вот где персонаж объемный. В “Сталиграде” Кан – неудачная попытка показать, что “немецкие солдаты и офицеры тоже что-то переживали”. Повторимся – нам просто непонятно, что именно его герой переживал.

И так по нисходящей. Боевые сцены также вызывают вопросы, поскольку, опять же, масштабность утеряна. В какие-то моменты создается ощущение, что против шести солдат в занятом доме стоит целая армия. Армия идет на штурм, шестеро отбиваются, часть наших героически гибнет, атака отбита, наших остается пятеро. Какой-то сюр, правда? Больше похоже на боевики типа “Коммандо”. Что случается и в самих сценах перестрелок – капитан Громов бежит с одним только пистолетом, против него автоматчики. Как думаете, кто погиб? Правильно. И почему он все время с пистолетом, а не с автоматом? Чтобы быть похожим на вот этот легендарный плакат?

Комбат плакат Второй Мировой войны

Создатели “Сталинграда” хотели создать масштабное полотнище, посвященное самой известной битве Второй Мировой войны, при этом избежать штампов советского кино и использовать весь технический потенциал современной киноиндустрии. В итоге, удалось лишь последнее – технически к картине практически нет претензий. Штампы, к сожалению, все равно остались (как все тот же капитан Громов с пистолетом наперевес, или как вся сценарная линия фильма: в начале “Сталинграда” российская часть МЧС помогает пострадавшим от катастрофы на Фукусиме, спасатель рассказывает немцам под завалом историю матери, выжившей в Сталинграде – общее сообщение “Россия всегда и везде на страже мира и помогает всем страждущим”, увы и ах, не работает, поскольку его приходится воспринимать лишь на веру; а на веру в таком формате кино это смогут воспринять лишь ватные ура-патриоты). Масштаб потерялся. Схемы голливудского фильма о войне не прижились (в отличие, кстати, от той же “Девятой роты”, где это, в целом, сработало). Вот и выходит в итоге:

- ура-патриоты не любят “Сталинград”, потому что там недостаточно раскрыт дух победы и героизма народа, да еще и идут какие-то заигрывания с душевными метаниями немецкого капитана

- люди постарше не любят “Сталиград”, потому что он не похож на старые фильмы о войне, где все просто и ясно – наши справа, фашисты слева, маршал Жуков ведет войска к победе, дезертиры расстреливаются, тупые немецкие генералы не могут понять, как их одолели. Никаких тебе новомодных штучек и уж тем более, драм “одной матери и пяти отцов”.

- юная аудитория не любит “Сталинград”, потому что она уже успела посмотреть много американских фильмов о войне, и “Сталинград” им уступает по всем пунктам

- люди, которые любят кино поглубже “Сталинград” просто не воспринимают. Он слишком поверхностный – картинка, посыпанная пеплом, лубок без особой начинки.

- и еще одна часть аудитории либо просто не любит Бондарчука и все, что с ним связано, либо не любит новые фильмы о войне, потому что их не могут снять “нормально”. В данном случае практически страшно, что эта часть аудитории оказывается чуть ли не самой правой.

Кому понравится/понравился “Сталинград”? Тем, кому не важно сценарное и художественное наполнение: или совсем горячим патриотам, которым хватает одной лишь темы фильма (и названия), чтобы завести традиционную пластинку “дедывоевали” и остаться удовлетворенными, или людям с не самым стойким устройством нервной системы, которым достаточно драмы в формате “люди гибнут – можно начинать рыдать, не важно, насколько хорошо проработан сценарий и персонажи” (эти люди рыдают при первой слезе ребенка на экране или при, не дай бог, смерти котенка или собаки в одной из сцен). Также, возможно, довольными останутся те, для кого кино – это, в первую очередь, визуальные эффекты, а насчет художественного наполнения, опять же, можно не заморачиваться.

Поэтому фильм “Сталинград” не войдет в нашу рубрику “Лучшие фильмы о войне”. Будем надеяться, что талантливый, по нашему мнению, режиссер Федор Бондарчук извлечет должные уроки из творческой (не коммерческой) неудачи и будет двигаться вперед. Потому что пока “Курскую дугу” снимать ему рано.

Сталинград фильм Федор Бондарчук боевые сцены

Сталинград фильм Федор Бондарчук разрушенный город

Сталинград фильм Федор Бондарчук актеры

Сталинград фильм Федор Бондарчук актриса

Сталинград фильм Федор Бондарчук немецкий офицер

Сталинград фильм Федор Бондарчук “Сталинград”

2013, Россия

Продюсеры: Александр Роднянский, Антон Златопольский, Дмитрий Рудовский, Сергей Мелькумов

Режиссер: Фёдор Бондарчук

Авторы сценария: Илья Тилькин, Сергей Снежкин
В ролях: Пётр Фёдоров
Алексей Барабаш
Андрей Смоляков
Олег Волку
Мария Смольникова
Томас Кречманн
Яна Студилина

Операторы: Максим Осадчий, Денис Аларкон-Рамирес

Композитор: Анджело Бадаламенти

Длительность: 135 минут