Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Чужой: Завет (Alien: Covenant)

Создавать эмоциональных андроидов опасно для человечества (и всей галактики). Человек, существо разумное и склонное чувствовать, умеет творить, чем и отличается от машины. Компьютер способен воспроизвести один в один услышанную мелодию, но только человек под действием эмоций способен ее сочинить, создать оригинал с нуля. И именно так у человека возникает комплекс Бога – непомерно растущее самомнение и острое желание перейти из статуса творения в статус творца. Франшиза о чужих все дальше углубляется в плоскость экзистенциальной философии и теологии, но не забывает о всех тех прелестях, за которые ее любят фанаты.

В белом просторном зале ведут диалог миллиардер Питер Вейланд, персонаж Гая Пирса из «Прометея», еще молодой, и робот Дэвид в лице Майкла Фассбендера, которого герой Пирса давеча создал (события «Прометея» еще не произошли). В зале стоит пианино. Дэвид обожает играть, особенно оперу Вагнера «Гибель богов». «Если вы – мой создатель, то кто создал вас?» – интересуется Дэвид. «Ха, в этом-то и кроется главный вопрос человечества», – отвечает миллиардер, озабоченный поиском ответа на сакральный вопрос.

Четвертой теории сотворения человечества до сих пор не придумали, их все еще три: эволюция, Бог и высокоразвитая инопланетная цивилизация. Как известно, Ридли Скотт в «Прометее» обратился к последней. Однако в так называемом приквеле своего «Чужого» режиссер задал так много вопросов и дал так мало ответов, что многие были всерьез разочарованы. Появление ксеноморфа (вернее, его разновидности, названной «диаконом») казалось слегка притянутым за уши, толком необоснованным. А диковинные поступки андроида Дэвида, то ли запрограммированные его хозяином, то ли сложившиеся в результате системного сбоя, то ли чудесным необъяснимым образом возникшие в его собственном как бы искусственном мозгу, и вовсе вызывали недоумение. Однако в «Завете» все пробелы действительно заполняются. Пазл и впрямь-таки складывается, причем просто, логично, понятно. Более того, «Завет», местами прикидывающийся ремейком «Чужого», почти идеально склеивает вселенные «Прометея» и фильма 1979 года.

В финале приквела единственные выжившие члены космического корабля «Прометей», доктор археологии Элизабет Шоу и робот (или синтетик, как он сам называет себя и себе подобных) Дэвид, садятся за штурвал корабля Инженеров (бледнокожих гигантов), похожего на громаднейший рогалик, и отправляются на родную планету последних под названием Рай, заветное обиталище богов-создателей. В «Завете» действие разворачивается спустя годы. Земной космический корабль «Завет», аки Ноев ковчег населенный парами (есть даже пара геев) и содержащий на борту помимо экипажа две тысячи человеческих эмбрионов, летит на отдаленную планету, по всем расчетам пригодную для жизни, с миссией обосновать колонию. Но по дороге слышит сигнал неопознанного человекоподобного существа и летит на него. И на свою, ясное дело, погибель.

Вот вам несколько не совсем спойлеров. Как и было обещано Ридли Скоттом, в «Завете» появляются все формы жизненного цикла ксеноморфа: яйца, лицехваты, эмбрионы, грудоломы и взрослые особи. Как и было обещано попавшими в сеть концепт-артами, появляется неоморф – новая разновидность инопланетной живучей твари, гораздо больше похожая на человека. Как и было заявлено, Джеймс Франко исполняет камео, причем настолько камео, что его героя мы видим уже посмертно, лишь на фото и видео (пролога под названием «Тайная вечеря», брошенного авторами на просторы интернета в качестве наживки, в самой картине нет). Дэнни МакБрайд не тащит за собой шлейф комика и довольно органично вписывается в антураж. А Кэтрин Уотерстон, запомнившаяся крайне неприятными героинями в «Стиве Джобсе» и «Врожденном пороке», здесь, на удивление, прекрасна.

Но главный, конечно, Майкл Фассбендер. Связующее звено трех миров: людей, чужих и создателей. Половина зала смеялась на сцене, где робот Дэвид нежно учит робота Уолтера играть на свирели и в итоге его целует, то есть Фассбендер целует Фассбендера. Хотя на самом деле в этой сцене немало смысла. Дэвид мучится, потому что оказался больше, чем синтетиком, но меньше, чем человеком. Мучится и жаждет понять, что есть любовь: любовь к творчеству, любовь к человеку, любовь к собственному творению, любовь к идеалу, безупречному организму, и любовь к себе подобному. Он будто пробует все виды любви на вкус в ожидании, где екнет сердце.

И наверняка большинство решит, что отросшие волосы Дэвида – ляп. Ведь даже у самой-самой человекоподобной машины не может на теле расти и меняться растительность. Более того, когда Дэвид их состригает, он уже не блондин, а шатен, как и в прологовом диалоге с Питером Вейландом. Может, и ляп. Но вряд ли. Ведь Дэвид – чуть больше, чем синтетик.

То ли Дэвид подобно машине слишком буквально воспринял сюжет Вагнера, то ли подобно человеку обрел желаемые свободу, любовь и господство. «Что ты предпочтешь: быть в подчинении в раю или править в аду?». И если подумать, это и впрямь неразрешимая дилемма.

Анастасия Лях

чужой завет кадр 1

чужой завет кадр 2

чужой завет кадр 3

чужой завет кадр 4

чужой завет кадр 5

чужой завет кадр 6

чужой завет кадр 7

чужой завет кадр 8

чужой завет кадр 9

Чужой: Завет (Alien: Covenant)

2017 год, США/ Австралия/ Новая Зеландия/ Великобритания

Продюсеры: Дэвид Гайлер, Эми Грин Винс, Уолтер Хилл

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Джон Логан, Данте Харпер, Дэн О’Бэннон

В ролях: Майкл Фассбендер, Кэтрин Уотерстон, Билли Крудап, Дэнни МакБрайд, Демиан Бишир, Кармен Эджого, Джусси Смоллетт, Калли Эрнандес, Эми Саймец, Натаниель Дин, Джеймс Франко

Оператор: Дариуш Вольски

Композитор: Джед Курзель

Длительность: 122 минуты/ 02:02

  • Ніка Цвях

    Мне кажется, что растущие волосы синтетика – не ляп и не случайность. Еще в самом начале Прометея показывали, что он красил темные волосы в белый. Думаю, что режиссер хотел с первых кадров показать, что этот робот очень “человечный”, со всеми вытекающими…

    • http://www.kinowar.com/ Kinowar

      Согласимся с Вами.