Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Код 100 (The Hundred Code)

Если вы – преданный фанат детективных сериалов и большой любитель триллеров о серийных маньяках, в какой-то момент вы непременно наткнетесь на шведский телепроект «Код 100», пока что состоящий всего из одного сезона, разбитого на двенадцать серий. К тому времени вы, конечно же, уже посмотрите «Настоящего детектива», «Декстера», «Лютера», «Ганнибала», «Мост» (исключительно датско-шведский оригинал), «Убийство» (и скандинавский оригинал, и американский ремейк), «Крах» и даже российский «Метод». Отыщите в закромах интернета «Вершину озера», «Убийство на пляже», «Пропавшего без вести» и даже «Праздник мая». Пересмотрите в который раз старый добрый «Твин Пикс». Отчаявшись, согласитесь на глупейший «Остров Харпера», но внезапно обнаружите спасительную палочку под загадочным названием «Код 100».

В Стокгольме происходит серия извращенных ритуальных убийств. Жертвами маньяка становятся исключительно молодые, высокие, красивые блондинки. И убивает он непременно парами: одну, пока еще живую, закапывает в землю и выводит изо рта на поверхность дыхательную трубку; другую насилует на земле неподалеку. Затем убивает вторую, оставляя труп на виду, и умерщвляет первую, затыкая трубку цветком асфодели (в синопсисе на «Кинопоиске» ошибочно указан нарцисс).

На помощь шведской полиции из Нью-Йорка вылетает детектив Томми Конли, которого прикрепляют напарником-консультантом к местному копу Микаэлю Эклунду. Дело в том, что в Нью-Йорке некоторое время назад были совершены аналогичные преступления, и Конли даже сузил круг подозреваемых до двух… Американец поясняет, что убийства обязательно происходят там, где растут полевые асфодели, и что первую девушку психопат приносит в жертву Аиду, богу подземного царства, а вторую берет для себя. В википедии, если что, можно найти не только ботаническое описание асфодели, но и ее мистическое предназначение: в древнегреческой мифологии существовало поверье, будто бы в Аиде есть луга асфоделей, луга забвения, по которым блуждают тени усопших, не удостоенных рая, но и не заслуживших адские муки.

Возможно, бессмысленно, но однозначно красиво.

И вот Конли и Эклунд организовывают слежку за двумя кандидатами в маньяки: профессором и дантистом. После чего один из претендентов выпадает из окна и разбивается насмерть. Тут зритель понимает, что не может быть, чтобы убийцей оказался оставшийся, так как на экране всего-то вторая серия, впереди еще десять, а события развиваются слишком стремительно. Однако автор положенного в основу романа и сценаристы обескураживают самоуверенную публику: убийца – действительно садовник, но он лишь первый в бесконечной цепочке полоумных садистов-марионеток, управляемых расчетливым и прозорливым кукловодом.

Кстати, ни в одном из двенадцати эпизодов так и не объясняется название книги и экранизации. После недавно прошедшего в прокате криминального триллера «Три девятки» возникает мысль, что код 100, как и код 999, может быть полицейским сигналом, но эта идея не находит никакого подтверждения. Единственное, что выдает поисковик, – это Continue Server Code (код 100) – код ответа сервера, обозначающий, что сервер успешно получил запрос пользователя и готов сформировать и отправить ответный пакет данных. А учитывая, что кукловод общается и руководит куклами через сеть, получая их нездоровые, патологические запросы и выдавая решения и ответы, такая трактовка определенно имеет смысл.

На постере сериала красуются суровые Микаэл Нюквист и Доминик Монахэн. Первый – швед, хорошо известный по оригинальной «Девушке с татуировкой дракона» и засветившийся в голливудских боевиках «Миссия невыполнима: Протокол Фантом» и «Джон Уик». Второй – англичанин немецких кровей, зацементировавшийся в образе хоббита Мерри из «Властелина колец». Монахэна, конечно, сложно воспринимать всерьез, постоянно кажется, что вот-вот выглянут волосатые ступни. Но мужественный Нюквист компенсирует малорослость партнера.

Скандинавы трепетно подбирают музыкальное сопровождение к вступительным титрам. В «Убийстве» саундтрек был настолько хорош, что целиком перекочевал в американский ремейк. Основная тема в «Коде 100» напоминает песню из «Моста» и вязнет в голове гораздо скорее и глубже сюжета.

Авторы слегка хаотично цитируют Ницше, Солженицына, Данте, Камю, отчего повествование кажется сложнее, чем есть на самом деле, вернее прикидывается более сложным, чем есть в действительности. К тому же полицейские глупейшим образом каждый раз выпускают в потенциальных свидетелей смертоносную пулю, хотя можно обезвредить, выстрелив в ногу или плечо. А сову как символ и воплощение инфернального зла создатели явно позаимствовали из «Твин Пикса».

Тем не менее «Код 100» привлекателен и умен в том смысле, что не пытается заключить глобальное зло в оболочку одного конкретного человека. Главный злодей – как демон-искуситель, придуманный человечеством в свое оправдание; как всевидящее око (герои находятся под постоянным видеонаблюдением) и одновременно отражение нашего темного «я»; внутренний катализатор, пробуждающий и выпускающий черноту наружу. Неслучайно в одной из финальных сцен изображения агрессии и изувеченных трупов появляются на гигантском рекламном щите просто посреди многолюдной центральной площади.

И мы снова возвращаемся к извечному мотиву о драконе, которого невозможно убить, потому что на месте каждой срубленной головы вырастает новая, снова и снова, одна за другой; попытка вырвать зло с корнем запускает цепную реакцию, которой нет ни конца, ни края.

Анастасия Лях

код сто кадр 1

код сто кадр 4

код сто кадр 5

код сто кадр 6

код сто кадр 7

код сто кадр 2

код сто кадр 3

Код 100 (The Hundred Code)

2015, Швеция/ Германия

Продюсеры: Ян Дэвид Фроуман, Ирина Игнатьев, Пер Янерус

Режиссеры: Лиза Джеймс-Ларссон, Роберт Мореско, Джонатан Сьоберг

Сценарий: Хенрик Силвен, Роберт Мореско, Кен Бруен

В ролях: Микаэл Нюквист, Доминик Монахэн, Фелисе Янкелль, Шарлотта Йонсон, Данило Беджарано, Кристоффер Берглунд, Питер Эггерс

Оператор: Ульф Брантос

Композитор: Адам Норден