Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Сосны (Wayward Pines)

Уэйуорд Пайнс – название вымышленного городка, в котором разворачиваются события одноименного американского сериала, снятого в жанре детективной фантастики по роману Блейка Крауча и насчитывающего один сезон из десяти сорокаминутных серий. Продюсерский проект горемычного М. Найта Шьямалана, лично выступившего одним из постановщиков. Последние годы саркастичные критики настоятельно рекомендовали режиссеру культового «Шестого чувства» и «Знаков» почистить карму, снять порчу или просто-напросто взяться за ум.

Все, снятое индийским кинематографистом после «Таинственного леса», неизменно попадало в номинации на «Золотую малину». Причем с каждым разом работы Шьямалана становились хуже и хуже, абсурднее и абсурднее. Лекарство от невезения или, скорее, отупения некогда оскаровский номинант решил искать на ТВ, где нынче со всеми удобствами и почестями расположились едва ли не самые толковые и даже великие головы большого экрана. Таким образом, он впервые в жизни взялся за создание сериала. И судя по всему, правильно сделал. После выхода заключительного десятого эпизода критики хором написали, что Шьямалан наконец-то реабилитировался. Никто не назвал «Уэйуорд Пайнс» шедевром, но шоу получилось как минимум смотрибельным, как максимум интригующим и проблематичным.

Российские локализаторы перевели название книги и соответственно сериала буквально – «Сосны», что с трудом соответствует действительности, впрочем, после того как «Люди с Мэдисон-авеню» стали «Безумцами», удивляться не приходится. В таком случае стоило предложить еще более дословный и нелепый вариант «Своенравные сосны» или «Переменчивые сосны». Хвойные в фильме действительно присутствуют и не единожды упоминаются, но никакого иного смысла, кроме как растительности, характерной для выбранной автором местности, они не несут.

Уэйуорд Пайнс – маленький провинциальный городок в штате Айдахо, в больнице которого приходит в сознание агент ФБР из Сиэтла Итан Берк (сыгранный Мэттом Диллоном, хотя Итан Хоук тоже бы отлично смотрелся). Берк был отправлен сюда по заданию руководства, чтобы отыскать двух пропавших без вести коллег, одна из которых – его бывшая напарница и любовница. Однако по дороге в Уэйуорд Пайнс с машиной Берка приключилась авария, о которой он мало что помнит, и как попал в город, тоже припоминает едва ли. Жители деревушки кажутся бесконечно радушными и доброжелательными, хотя и чрезмерно навязчивыми и чудаковатыми. Немолодая медсестра с тонкими губами в черничной помаде, рассыпающая приторные уменьшительно-ласкательные словечки и пускающая рафинадные демонические флюиды, несет чепуху о том, что в госпитале нет ни мобильной связи, ни интернета, и связаться с Сиэтлом решительно невозможно. Местный шериф куда охотнее разбирается в разновидностях и наполнителях мороженого, нежели в своих непосредственных обязанностях. Его авоська-секретарша занята исключительно своим маникюром. А таинственная барменша в закусочной с помощью намеков и шифров явно пытается что-то сказать… Берк озадачен, растерян и зол. И становится еще злее, когда находит гниющий труп пропавшего агента… Тем временем его жена Тереза и сын Бен, оставшиеся в Сиэтле, гадают, погиб отец или же снова сбежал с любовницей…

Истории о злобных мистических деревушках, в которых разворачивается некая совершенно непонятная главному герою игра, – одна из излюбленных тем в кинематографе. Фальшивая, враждебная ирреальность, прикрывающаяся маской идеального безмятежного существования, замкнута внутри скрываемой от персонажа/ персонажей реальности, истины, которая, как известно, где-то рядом, но тщательно кем-то замалчивается. В таких рассказах герой, как правило, – марионетка в руках кукловода, хомячок в банке, заткнутой крышкой с просверленной для воздуха дырочкой. В банке есть еда, вода и погремушка для безобидного досуга, только нет выхода. А если присутствуют заселившиеся ранее хомячки, то они в праве устанавливать собственные правила и систему ценностей. Узнику банки остается лишь бегать по кругу в ожидании тихой старости и безболезненной естественной кончины. Или же отчаяться и пробить лбом стекло. Правда, не факт, что за пределами купола, на столь желанной и ароматной свободе хомячку не встретится изголодавшийся кот.

Режиссеры рассматривали «банку» под разными ракурсами и углом. В «Шоу Трумана» это было телевизионное реалити-шоу с искусственными небом, солнцем, дождем и звездами. В «Таинственном лесу» того же Шьямалана – пуританское архаичное общество, оградившееся от прогресса и цивилизации лесом с выдуманными чудовищами. «Хижина в лесу» предлагала зрителю кубик Рубика с высмеиванием хоррор-штампов посредством затейливой сюжетной конструкции, напоминающей домик Кена, Барби и их друзей, в который находчивый и жаждущий хлеба и зрелищ ребенок потехи ради запустил зомби или упыря, купленного в том же магазине на соседней полке. «Лимб» представлял «банку» практически буквально (собственно банка даже была нарисована на постере) – в духе тех сувенирных игрушек-шаров, внутри которых находится миниатюрный дом и при встряхивании падает искусственный снег. Провокатор, новатор, экспериментатор Ларс фон Триер в «Догвилле» изобразил натурально «собачью деревню», прячущую свою конгенитальную тягу к садизму под личиной наружной доброты и мнимой праведной тихой жизни. А чтобы подчеркнуть притворность, деланность, декоративность фасадного благочестия, нарисовал деревню мелом.

«Работай! Будь счастлив! Наслаждайся жизнью в Уэйуорд Пайнс!». Счастье под дулом пистолета или пытка счастьем – это насилие при любых аргументах и обстоятельствах, и лишение основополагающего гуманистического права выбора, несмотря на кажущиеся благими намерения. Тот, у кого в липких ладонях замыкается упоительный комок согревающей душу и тело власти, даже самой ничтожнейшей и пустяковой, а не то что теоретически равной всесильности бога, кто мнит себя великим создателем и творцом, тот не способен дать созданию волю. Но еще хуже, что само творение жаждет над собой власти и плотной крышки с крохотной просверленной дыркой. И это желание не отлучаться от поводка превозмогает страх, любопытство, всякое стремление к свободе и правде.

«Уэйуорд Пайнс» не отличается выдающимися многоуровневыми характерами и столь же многослойным актерским исполнением. Персонажи схематичны и одномерны, даже те, что по ходу действия внезапно меняют свой облик на противоположный. Мэтт Диллон вообще играет скорее дровосека, заигравшегося в агента, нежели реального фэбээровца. Тем не менее сериал увлекает и максимально долго держит интригу, в частности уже после того, когда, казалось бы, все карты раскрыты. Во многом, что вряд ли на пользу, рифмуется с «Lost», даже бункер имеется, только без идиотической кнопки. Но перед последним за «Уэйуорд Пайнс» два преимущества: лаконичность и отсутствие халатной концовки типа «все и так трупы» или «все шесть сезонов кому-то приснились».

За чисто фантастической атрибутикой, ковыряющейся в дарвинизме и выдвигающей плохо обоснованные, а оттого маловероятные научные гипотезы, кроется социальная и моральная проблематика сродни захаровскому «Убить дракона», где на смену одному божку неуклонно приходит другой, порабощающий тот народ, что искренне вожделеет к порабощению. Цитируя Александра Градского в «Узнике замка Иф»: «Вот и нету оков, а к свободам народ не готов. Много слухов и слов, а народ не созрел для свободы».

Анастасия Лях

уэйуорд пайнс кадр 2

уэйуорд пайнс кадр 3

уэйуорд пайнс кадр 4

уэйуорд пайнс кадр 5

уэйуорд пайнс кадр

Сосны (Wayward Pines)

2015 год, США

Продюсеры: М. Найт Шьямалан, Блейк Крауч, Кэти М. Фрэнк, Чад Ходж

Режиссеры: М. Найт Шьямалан, Зал Батманглидж, Тим Хантер, Нимрод Антал, Джеймс Фоули

Сценарий: Блейк Крауч, Чад Ходж, Мэтт Даффер, Роб Фреско

В ролях: Мэтт Диллон, Карла Гуджино, Шаннин Соссамон, Тоби Джонс, Мелисса Лео, Чарли Тахэн, Терренс Ховард, Джульетт Льюис

Операторы: Джим Дено, Грегори Миддлтон, Эми Винсент

Композитор: Чарли Клаузер