Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Волна (Bølgen)

Норвежские кинематографисты в этом году, выбирая картину для подачи на «Оскар», пошли не самым логическим путем, а конкретно по принципу «Вы объелись огурцов? Таких зеленых, продолговатых, в крапинку? Так объелись, что смотреть на них больше не можете? Тогда попробуйте вот наши огурцы. Они зеленые, продолговатые, в крапинку». Это значит, что норвежцы предложили американским киноакадемикам то самое добро, которого у них и дома хватает и чужого не надо. Фильм-катастрофа «Волна», который выходит на украинские экраны 24 декабря, вполне годен для широкого проката, но оскаровская статуэтка от него так же далека, как фьорды от Миссисипи.

Лента основана на гипотетически реальных событиях. То есть сюжет ее выдуман, но теоретически может и даже должен произойти в ближайшее время. Речь о Гейрангер-фьорде, одном из самых живописных мест Норвегии, который круглогодично привлекает толпы туристов. Сама деревушка Гейрангер, расположенная на берегу фьорда у подножия горного хребта Окернесет, насчитывает всего триста местных жителей. Так вот сейсмологи уверены, что в скором времени из-за тектонических сдвигов скала обрушится во фьорд и спровоцирует тем самым сильнейшее цунами. «Обвал может произойти даже раньше, чем фильм успеет выйти в прокат», – то ли предостерегают, то ли запугивают создатели «Волны» (впрочем, на родине картина стартовала еще в августе, так что прогноз, благо, не сбылся). В любом случае промо-кампания сработала на ура: «Волна», ставшая первым в истории норвежским фильмом-катастрофой, побила на домашней территории все кассовые рекорды.

Каким бы отличным пиаром не казалась угроза киношников, ловко жонглирующих подсчетами ученых, она – определенно не пустой звук. В 1934 году уже случилось нечто подобное: смещение горного массива вызвало волну, которая накрыла Гейрангер и унесла жизни более сорока человек. Собственно, именно с этих архивных кадров и начинается фильм.

А дальше все по голливудскому лекалу. Жанр катастрофы предполагает обязательное наличие семьи в центре повествования. Либо это счастливое семейство, и тогда трагедия лишний раз подчеркивает, насколько все друг другу дороги («Невозможное»). Либо вариант, где в раю есть некоторые разногласия, проблема отцов и детей или же охлаждение отношений между супругами, и тогда катаклизм сплачивает родные и любящие, но отдалившиеся души («Послезавтра»). Либо модель «муж и жена на грани развода, дети страдают» или «развод уже состоялся, дети все равно страдают», тогда катастрофа заставляет прозреть, одуматься, понять и вновь соединить разъединенные сердца («Разлом Сан-Андреас»). Либо крайний случай: один из супругов потерял другого в аварии или стихийном бедствии и пытается тихо справиться с горем, но природа исподтишка устраивает дубль два, предоставляя тем самым герою шанс все исправить, спасти чьи-то жизни и отпустить прошлое («Пик Данте»).

«Волна» занимает позицию между первой выкройкой и второй. Главный герой, опытный геолог Кристиан, готовится круто изменить жизнь. Ему предложили высокооплачиваемую должность в нефтяной компании. Так что на днях вместе с женой и двумя детьми (старшим сыном и маленькой дочкой) Кристиан должен попрощаться с Гейрангером, друзьями, соседями, любимой работой (годами он сидел в центре наблюдения и измерял сейсмическую активность в скале) и уехать в большой город, подальше от чертовой горы. Жена у него – молодец, во всем поддерживает, всегда подбадривает, чемоданы сама собирает, не требуя соучастия, и даже виртуозно чинит прорвавший на кухне кран. А вот сын-интроверт хоть и молчит, но явно переживает переезд, да и с отцом у него есть какая-то натянутость… Тем временем Кристиана грызет очень нехорошее предчувствие. Будучи уже практически одной ногой на пароме, он внезапно разворачивается и мчится в центр наблюдения, огорошивая коллег истеричным пророчеством, будто гора вот-вот рухнет и повторится ужас восьмидесятилетней давности. Как водится, ему никто не верит…

Бюджет «Волны» – пятьдесят миллионов норвежских крон, что равняется шести миллионам долларов. По голливудским меркам сумма мизерная, но, надо полагать, для скандинавского кинопроизводства весьма ощутимая. Бюджет американских фильмов-катастроф обычно переваливает за сто миллионов. Такое количество нулей легко позволяет режиссерам сходу окатывать зрителя ледниками, наводнениями, землетрясениями, извержениями, торнадо и прочими пилотажами компьютерной графики. Причем делать это столько раз, сколько выдержит хронометраж. Норвежец Роар Утхауг себе такое позволить не может, поэтому завязка, предшествующая непосредственно главной и единственной экшн-сцене, длится больше часа. Однако режиссер распорядился деньгами дельно и мудро: вместо того чтобы покрыть дешевыми спецэффектами большой кусок фильма, он покрыл дорогими малюсенький фрагмент. Чем носить килограмм бижутерии, лучше украситься настолько крохотным бриллиантом, что его никто не заметит. Словом, примерно на семидесятой минуте не вздумайте выходить в туалет, иначе волна пройдет мимо.

Что вызвало некоторое недоумение, так это озарение Кристиана, до которого дошло, что перед обвалом расщелины сужаются, а не раздвигаются. Столько лет изучать одну-единственную скалу, иметь на руках данные об аналогичной катастрофе 1934 года и перепутать «симптомы»…

В общем из просмотра «Волны» следуют два примечательных факта. Первый: теперь Норвегия – сама себе Роланд Эммерих, пусть и маленький. Второй: оказывается, цунами могут образовываться не только в океанах, но и в, казалось бы, безобидных и безмятежных фьордах. И третий бонусом: не только в украинских, но и в норвежских семьях мужик в семье – женщина.

Анастасия Лях

волна кадр 1

волна кадр 2

волна кадр 3

волна кадр 4

волна кадр 5

Волна (Bølgen)

2015 год, Норвегия

Продюсеры: Арье Хейденстром, Мартин Сандлэнд

Режиссер: Роар Утхауг

Сценарий: Юн Коре Роке, Харальд Розенлёв-Эег

В ролях: Кристоффер Йонер, Томас Бо Ларсен, Эни Даль Торп, Фридтьов Сохейм, Йонас Хофф Офтебро, Эдит Хогенруд-Сэнд

Оператор: Юн Кристиан Розенлунд

Композитор: Магнус Бейте

Длительность: 104 минуты/ 01:44