Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Омерзительная восьмерка (The Hateful Eight)

Кто-то написал, что «Омерзительная восьмерка» хоть и хороша, но бессовестно похожа на все предыдущие фильмы Тарантино и не несет ничего нового. Вот вам противоположное мнение: из всех фильмов Тарантино «Омерзительная восьмерка» наименее похожа на фильмы Тарантино. Возможно, именно поэтому она и вызвала столь неоднозначную реакцию критиков. И возможно, именно поэтому она так свежа и хороша. И актуальна.

Выключается свет, и на черном экране появляется белый снег (собственно, уже с этой фразы можно начинать дискутировать о традиционной вопиющей неполиткорректности режиссера). На фоне диких снежных заносов вырисовывается деревянное распятие. Камера медленно отдаляется от лика Иисуса Христа, возвышающегося на обочине заметенной дороги (а здесь уже можно начинать возмущаться, что для Тарантино нет и не будет ничего святого). Надвигается снежная буря. А на едва просматриваемой сквозь завируху тропе возникает дилижанс, запряженный четверкой лошадей. Навстречу экипажу движется некто пеший с тройкой трупов за спиной…

Собственно, на этом можно закончить пересказ сюжета. Примерно через полчаса неиссякаемого словесного потока, состоящего из саркастично-абсурдистских выхлопов, переглядов, перебранок, двойки маленьких бирюзовых глаз Курта Рассела и насмешливого ряда сверкающих белоснежных зубов Сэмюэла Л. Джексона, восемь чертовски плохих ребят (в числе которых конфедераты, янки, один француз, одна женщина и один негр) окажутся в небольшом замкнутом пространстве. Загнанные непогодой в придорожную галантерейную лавку, они не только начнут долгоиграющий сатирический спор о последствиях Гражданской войны для черных и белых, сакральном письме Авраама Линкольна и беспристрастности правосудия (хлебая деревянными ложками сомнительное жаркое и беспрестанно заколачивая гвозди в вышибленную дверь), но и попытаются вывести на чистую воду того, кто скрыл свою преступную личину под маской безобидного постояльца…

Восьмерка в названии, приправленная самокритичным эпитетом, – не только пародийная отсылка к знаменитому вестерну Джона Стерджеса «Великолепная семерка» и не только количество отвратительных типов, собравшихся в этот почти рождественский морозный день под одной крышей с поломанной дверью где-то на окраине погрязшего в беззаконии и сугробах Дикого Запада. Но и, конечно же, подсчет фильмографии Тарантино, о чем, собственно, говорится на вступительных титрах. Подсчет одновременно и честный (понятно, что безобразное прилагательное постановщик адресует самому себе, смело называя свое последнее творение «омерзительным»), и гордый. И пожалуй, восьмое детище эпатажного мэтра оказалось самым дерзким, злым и ядовитым его киновысказыванием.

Если правильно посчитать, главных действующих лиц имеется девять, а не восемь, плюс три мертвяка.

Джон Рут (Курт Рассел) – бывалый охотник за головами, легенда местных краев, принципиальный и уважаемый, почти благородный, не считая неприемлемого обращения с женщиной. Никогда не убивает добычу, предпочитая законопослушно доставлять пойманных головорезов шерифу, чтобы тот их публично вздернул на виселице. Практически «хороший» парень, только что есть мочи бьет дам и охотно глазеет на казни.

Майор Маркус Уоррен (Сэмюэл Л. Джексон) – еще один охотник за головами, ветеран Гражданской войны, воевавший на стороне севера, трогательно хранящий за пазухой дружественное задушевное письмо самого Линкольна, адресованное лично ему. Тоже вроде бы «хороший» парень, если бы не измывательство над одним беспомощным стариком.

Крис Мэнникс (Уолтон Гоггинс) – новоиспеченный шериф местного городка, якобы представитель закона. По большому счету просто клоун. «Неплохой» парень, только дурак, шкурник и расист.

Дейзи (Дженнифер Джейсон Ли) – пленница Джона Рута, за которую тот собирается выручить десять тысяч. Как бы «слабая» женщина, но нахалка, грубиянка и… убийца.

О. Би (Джеймс Паркс) – по сути безвредный кучер, человек не при делах, которому просто не повезло. Генерал Сэнди Смитерс (Брюс Дерн) – «беспомощный старик», престарелый ветеран войны, воевавший на стороне юга и потерявший на поле боя единственного сына, закоренелый конфедерат. Вроде как жалкое существо, способное вызвать сочувствие, если бы не радикальный расизм и вообще повсеместное наплевательство. Освальдо Мобрэ (Тим Рот) – француз и по совместительству палач, пижон и позер. Джо Гейдж (Майкл Мэдсен) – некий случайно заезжий ковбой, будто бы обычный фермер, с нежностью и трепетом говорящий о маме и направляющийся к ней на Рождество. Боб (Демиан Бишир) – мексиканец, временно исполняющий обязанности хозяина галантерейной лавки, темная лошадка.

Таким образом, девять. Возможно, Тарантино не счел «омерзительным» кучера О. Би, «человека не при делах». Или майора, единственного чернокожего. А возможно, подразумевал под «восьмеркой» исключительно постояльцев, не беря в расчет хозяина магазинчика. Кто знает.

За автора в оригинале читает сам Тарантино. И стоит в очередной раз признать, что этот кровавый и болтливый художник – один из немногих (и да, наверное, лучший) истинных рассказчиков в Голливуде. Квентин не просто снимает эффектные картинки, он рассказывает настоящие «книжные» истории, оттого каждый его сценарий – отдельное от кинематографа произведение искусства, литература и драматургия в чистом виде. На «Золотом глобусе» ленту отметили сценарной номинацией, а вот «Оскар» в этой категории Квентина проигнорировал.

Что касается минувших и предстоящих награждений, «золотого человечка», скорее всего, получит Эннио Морриконе за музыку к фильму, уже отметившийся победой на «глобусе» (хоть композитор и зарекался после «Джанго освобожденного» работать с Тарантино, все-таки написал для него саундтрек). Номинированная за женскую роль второго плана Дженнифер Джейсон Ли, надо полагать, проиграет Кейт Уинслет («Стив Джобс») или Руни Маре («Кэрол»). Хотя она великолепна. Уже за один только кадр, где она по-мужицки выдувает на снег соплю, актрисе вполне можно вручить спецфигурку. А финальный монолог, где она напоминает выскочившую из пекла гиену, монстра, чудовище с выбитыми зубами и забрызганным кровавыми ошметками сумасшедшим лицом, – достоин оваций или как минимум звания лучшего адского соло.

Впрочем, роскошен весь актерский состав. Зрителей наверняка порадует (а вернее развеселит) игра Тима Рота, выделывающего лицом занятные пируэты. Однако актер явно скопировал ужимки Кристофа Вальца.

«Омерзительная восьмерка» – эдакая рождественская комедия от Тарантино: большая «семья» собралась под одной «почти уютной» кровлей, все ужинают, пьют горячий кофе у камина, пререкаются, конечно же; а за окном зима-зима. Не хватает разве что наряженной елки. Почему из всех фильмов Тарантино она наименее похожа на фильмы Тарантино? Потому что такого количества диалогов, а точнее непрерывной болтовни, у режиссера еще не было. Поговорить Квентин любил всегда, но чтобы так много и долго… Здесь практически отсутствует движение, не говоря уже об экшне. К тому же камерная герметичная атмосфера тоже не в духе позднего творчества мастера (постановщик возвращается к истокам и предлагает свежую вариацию на тему дебютных «Бешеных псов»). В какой-то момент картина и вовсе обретает черты классического английского детектива, решительно навеивая параллель с «Десятью негритятами», причем как в сюжетном плане, так и в стилистическом и даже пресловутом «политкорректном».

А когда вам кажется, что словесные баталии слегка утомили и убаюкали, Тарантино и сам это прекрасно осознает и втихую потешается, вырисовывая кадр с Бобом, который вяло поигрывает на пианино, пока за его спиной гудят бесконечные перепалки, и в какую-то секунду благополучно засыпает.

Тарантино явно вдается в классический театр абсурда Сэмюэла Беккета. Особенно показателен в этом смысле прием с заколачиванием двери: на протяжении без малого трех часов горе-герои регулярно вышибают створку и так же регулярно забивают ее гвоздями обратно. А подчас автор использует каверзный синтаксический слог известного народного стихотворения «Дом, который построил Джек»: «Той лист, що від Лінкольна, у того негра, що у стайні». Украинский перевод, как всегда, добавляет особой прелести: «А щоб мене підкинуло та гепнуло!».

Если «Джанго освобожденный» по-честному говорил о борьбе чернокожего раба с белыми плантаторами за свободу и справедливость, и характеры там четко делились на плюс и минус, то в «Омерзительной восьмерке» Тарантино определенно лукавит. Или же наоборот, именно сейчас он действительно честен. Снимая злую сатиру и очевидную пародию с нарочито бутафорскими кубометрами крови (в том числе пародию на самого себя), режиссер остроумно высмеивает и американское историческое прошлое, и политическое настоящее (причем уже не только американское), и двуликую общественную мораль. Все герои в тот или иной момент разочаровывают, и «никого не жалко, никого». Нет стандартных плохих и хороших архетипов, есть «омерзительные» типы, в каждом из которых сидит гниль. Как и в каждом из нас.

Анастасия Лях

омерзительная восьмерка кадр 1

омерзительная восьмерка кадр 2

омерзительная восьмерка кадр 3

омерзительная восьмерка кадр 4

омерзительная восьмерка кадр 5

омерзительная восьмерка кадр 6

Омерзительная восьмерка (The Hateful Eight)

2015 год, США

Продюсеры: Ричард Н. Гладштейн, Шеннон МакИнтош, Стейси Шер

Режиссер: Квентин Тарантино

Сценарий: Квентин Тарантино

В ролях: Курт Рассел, Сэмюэл Л. Джексон, Тим Рот, Майкл Мэдсен, Дженнифер Джейсон Ли, Уолтон Гоггинс, Демиан Бишир, Брюс Дерн, Ченнинг Татум

Оператор: Роберт Ричардсон

Композитор: Эннио Морриконе

Длительность: 182 минуты/ 03:02