Хорошее кино – kinowar.com – Киновар

Да здравствует Цезарь! (Hail, Caesar!)

В новом фильме Коэнов такие взаимоисключающие понятия, как религия, Голливуд и коммунизм, самым причудливом и залихватски смешным образом выстраиваются в одну линию и вытанцовывают чечетку, обнажая одновременно и фирменно фальшивую голливудскую улыбку, и крестик на груди, и красное знамя у Христа за пазухой.

Фильм начинается с изображения распятия, как и «Омерзительная восьмерка» Тарантино. В исповедальне сидит пристыженный кинопродюсер Эдди Мэнникс (Джош Бролин) и замаливает грехи: давеча он бессовестно соврал жене, что бросил курить, а сам выкурил пару-тройку «раковых палочек». У Мэнникса что ни день на работе – то головная боль. Он – не столько продюсер, сколько человек-оркестр, домоправитель голливудской студии Capitol Pictures, решающий абсолютно все проблемы. Красавица-актриса с нутром типичной хабалки и славянским акцентом (Скарлетт Йоханссон) залетела от невесть кого, не будучи замужем, – не проблема, Мэнникс подгонит отца или устроит фиктивное усыновление, дабы беспорядочная звезда в глазах доверчивой публики выглядела святошей. Напористая редакторша светской хроники (а вернее целых две редакторши-близняшки в лице одной многоликой Тильды Суинтон) грозит напечатать разоблачительную статью про киноидола, проложившего путь на большой экран через постель, – не проблема, Мэнникс поторгуется и подкинет голодной репортерше безобидную свежую утку взамен на молчание. Некая подпольная организация под кодовым названием «Будущее» выкрала со съемочной площадки главного героя многобюджетного пеплума (Джордж Клуни) и требует выкуп – не вопрос, Мэнникс соберет денежный чемоданчик.

«Вам звонят из Будущего», – недоуменно лепечет секретарша. На дворе начало 1950-х, холодная война набирает обороты, а «золотой век» Голливуда подходит к концу. «Мы сохраним конфиденциальность до 2015 года», – обещает подставной папаша беременной красотке-актрисе. То есть до этого самого будущего, которое для нас с вами уже наступило и в котором Голливуд стоит на том же самом месте и в общем-то процветает.

Что самое любопытное, у персонажа Джоша Бролина имеется реальный прототип, в свое время действительно разгребавший бесконечные мелкие и крупные хлопоты великой индустрии.

Тематически «Да здравствует Цезарь!» возвращается к ранней работе Коэнов «Бартон Финк», изобличающей адскую кухню Голливуда глазами скромного, закомплексованного сценариста, терзаемого муками творчества. Стилистически же этот сатирический нуар ближе всего к псевдошпионской комедии «После прочтения сжечь». К тому же «Да здравствует Цезарь!» плотно рифмуется с недавним «Трамбо», максимально понижая градус его хоть и карикатурной, но все же серьезности.

Джордж Клуни по традиции играет у Коэнов беспечного идиота, который, будучи типичным капиталистическим сыром в масле, случайно открывает для себя «радости коммунизма» и цитирует «Капитал» Маркса (который через «а», уточняет простак, дабы не перепутать с названием студии Capitol Pictures). И такие остроумные рифмы у режиссеров повсюду. «Все не так просто», – нескладно выдавливает из себя элементарную реплику юный кумир молодежи, которого внезапно перебросили со съемочной площадки недалекого вестерна, где весь его текст ограничивался междометием «тпру!», в декорации камерной костюмированной любовной пьесы. «Все не так просто», – шепчут сценаристы-коммунисты, выкравшие кинозвезду. А в финальной сцене, разворачивающейся опять же в исповедальне, Эдди Мэнникс обращается к священнику со словами: «Это ведь не грех, что работа дается так просто?..».

К слову, 26-летний Олден Эренрайк в образе не обремененного интеллектом юного кумира молодежи переиграл таких китов, как Бролин, Клуни и Файнс.

«Да здравствует Цезарь!» – название масштабного пеплума, повествующего о распятии Иисуса и прозрении неверующего военного трибуна. И этого самого трибуна в лице Клуни похищают со съемок атеисты-коммунисты, таким образом не дав ему уверовать, что весьма символично. Озаглавливая фильм названием фиктивной кинокартины, Коэны уподобляются «Арго» Бена Аффлека, в котором тоже с явной долей иронии выворачивалась наружу неприглядная изнанка величайшей киноиндустрии.

- У тебя сухой паек или горячий обед?
– Эм… не знаю…
– Ну ты из массовки или в основном составе?

Кажется, братья-постановщики еще никогда так откровенно не глумились над собственным «домом», то есть Фабрикой грез, выставляя ее сборищем манерных тупиц и обителью беспробудной фальши. «Да что тут сложного! Губы, зубы, глаз и таз».

Латинское «Аве Цезарь!», созвучное с текстом католической молитвы «Аве Мария», которую читает в конфессионале герой Бролина, неслучайно трансформируется у Коэнов в нацистское «Хайль Цезарь!» (коммунисты и нацисты лицемерны в равной степени). И в той же степени лицемерен капиталистический Голливуд (опять-таки символично пес по кличке Энгельс топит в море сто тысяч долларов), и лицемерна религия (неслучайно нелепый персонаж Клуни, выдав под конец душещипательный монолог и наконец «уверовав», в кульминационный момент так по-идиотски забывает слово… «вера»). Но в отличие от религии и политики кинематографу прощается любое вранье.

Анастасия Лях

аве цезарь кадр 1

аве цезарь кадр 2

аве цезарь кадр 3

аве цезарь кадр 4

аве цезарь кадр 5

аве цезарь кадр 6

аве цезарь кадр 7

аве цезарь кадр 8

аве цезарь кадр 9

Да здравствует Цезарь! (Hail, Caesar!)

2016, Великобритания/ США/ Япония

Продюсеры: Тим Беван, Итан Коэн, Джоэл Коэн

Режиссеры: Итан Коэн, Джоэл Коэн

Сценарий: Итан Коэн, Джоэл Коэн

В ролях: Джош Бролин, Джордж Клуни, Олден Эренрайк, Рэйф Файнс, Скарлетт Йоханссон, Тильда Суинтон, Фрэнсис МакДорманд, Ченнинг Татум, Джона Хилл, Кристофер Ламберт

Оператор: Роджер Дикинс

Композитор: Картер Бёруэлл

Длительность: 106 минут/ 01:46